Временные трудности. Михаил Расходников

Временные трудности. Михаил Расходников

Кадр из фильма М. Расходникова «Временные трудности» 2018

Драма М. Расходникова «Временные трудности» еле протискивается в кинотеатрах между фэнтэзи, блокбастерами, магическими ужасами и прочей шелухой. Критики тоже фильм не оценили. Одни увидели в нём галимую идеологию, в которой нет места слабости, состраданию, любви, терпимости к непохожему — иному… Другие даже назвали его худшим русским фильмом года. Якобы персонаж Ивана Охлобыстина дает чудовищный пример родителям, воспитывающим детей — инвалидов. И вообще, это кино балансирует на грани фашизма… Не более и не менее. У автора этой статьи несколько иное мнение.

Художественное преувеличение

В нашей родной русской речи мы часто преувеличиваем события жизни, дабы ярче передать наши чувства и переживания в них. «Я чуть не померла», «чуть в штаны не наложил», «убью», «искры из глаз посыпались» и пр. При этом все понимают, что не убьют, не наложат, не умрут. Красным словцом писатели заманивают читателей. Историки-любители преувеличивают цифры военных потерь и жертв геноцидов. Журналисты надувают информационных мух до слоновьих размеров.

Туда же подались и режиссёры со сценаристами. Небольшая история из жизни бизнес-тренера Аркадия Цукера обросла такими подробностями, что сам прототип от кино открестился. Зачем нужно преувеличивать понятно. Непонятно другое — зачем же врать так безмерно, что зритель с первых сюжетных событий думает: «не верю».

Отец больного ДЦП героя фильма должен быть психопатом, чтобы так мучить семью. Иначе его жестокость не оправдана. Здравый смысл не дружит с идеями типа «я размазываю тебя сейчас для того, чтобы ты не размазался потом». Это, господа-товарищи, не фашизм. Это душевная тупость, граничащая с психической патологией. Но тогда у этого кино должен быть другой жанр — психотриллер, например. К сожалению, эту высоту сценаристы не взяли. Картины мучений сына сменяют одна другую, ничего не добавляя характеру Сашеньки Ковалёва. 

Сам папаша Ковалёв тоже как будто замер на ранне-подростковой стадии мучителя беззащитных котят. Психопат снаружи и внутри. Его образ плоский как изношенное зубчатое колесо на заводе Вторчермет.

Когда же случается психологический и сюжетный перелом в судьбе мальчика? Когда он едет в Артек и его туда не пускают. Про надуманность повода к этому событию говорить не будем, об этом уже не написал только ленивый. Старший Ковалёв, драматургический антагонист своего сына, здесь вообще ни при чём. «Система виновата» так сказать. Но не будем о штампах.

Чудеса случаются

Ковалёв младший, едущий в поезде домой, вдруг мгновенно просекает всю глубинную суть коммерческого успеха. Побеждает-то не сила, а хитрость! При чём тут идеология фашизма? При чём пропаганда негативного отношения к инвалидам? Здесь чудо чудное и диво дивное. Не гоните волну на авторов! «Будьте как дети, и откроется вам царствие небесное…» вот и открылось. Был Саша самым несчастным мальчиком на свете, а потом чик, и он уже богатая звёзда бизнес-консалтинга.

Да и папаша Ковалёв тоже не производит впечатление фашиста. Жёсткий? Да. Но из «любви», а не чувства превосходства здорового над больным. Претензии медиков, что «Временные трудности» вселяют в головы зрителей неправильное отношение к болезни ДЦП тоже нельзя принимать близко к сердцу. Это же кино, а не лекция общества «Знание». Кино жанр относительный, в нём можно выдумывать что угодно. По крайней мере так теперь принято в молодых кинематографических кругах. Узкий кругозор и снобистское самомнение играют с ними злую шутку. Вроде стараются, а выходит маленький штампованный пшик без несущей идеи. Намерения благие, да кишка тонка. Не поднимают авторы фильма драматургический материал.

Без вины виноватый

Обвинять режиссёра в фашизме только потому, что он показывает сцены морального насилия отца над сыном-инвалидом, это привычное наше преувеличение. Так же как сам режиссёр преувеличивает ситуацию прототипа, но ссылается на якобы реальные события. Нет там ничего реального, приврали маленько, бывает. Местами от сострадания к мальчишке в глазу даже накапливалась влага. Выделить слезу — вот для чего ползал Сашка Ковалёв по тайге, собирал мусор с кровати и висел на крючке в раздевалке. Бедный мальчик. А режиссёр не виноват. Он просто хотел показать, что к больным надо относиться как к здоровым, и они исцелятся. Не более того. Не судите строго, он старался по своему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.