История одного назначения. Авдотья Смирнова

История одного назначения. Авдотья Смирнова

Некоторые художники так и не приобрели привычки мельтешить лицом и достижениями где только можно. Если есть деньги — работают над проектами, нет — вынашивают идеи для будущего. Это тяжкая доля, но иначе не позволяет чувство собственного достоинства. Может быть поэтому на российские экраны так редко выходит без натяжек и оговорок хорошее кино.

Кадр из фильма А. Смирновой «История одного назначения». 2018

Прорвать блокаду продюсерской вкусовщины, отсекающей от финансирования и производства реально полноценные сценарии, удаётся немногим. В этом смысле Авдотья Смирнова смотрится одиноким знаменосцем на выжженном поле битвы, политом слезами зрителей.

Оговорюсь сразу, я не буду касаться работы оператора фильма. Во-первых, это не моя епархия и во-вторых, понятно, что бюджет фильма был тесным. Художнику отдельное спасибо за почти достоверность исторического визуального оформления.

Моё дело — разобрать сценарий и показать авторам, претендующим на звание «профессионалов», что такое по-настоящему хорошая сценарная основа фильма. Я надеюсь, что кино вы уже посмотрели. Если нет – бегите скорее, потому что его скоро снимут с проката, ведь без рекламы по нашим временам ничего не продаётся.

Динамика сюжета

Уже на 3 минуте фильма звучит ключевая фраза и одновременно отправная точка конфликта главного героя с отцом-генералом: поручик Гриша Колокольцев не имеет представления о долге. На 4 минуте мы видим ввод Л.Н.Толстого через конфликт с местным нуворишем. Нам становится ясно, что Лев Николаевич гуманист и герой второго плана.

На следующей минуте главный герой Гриша Колокольцев и знаменитый писатель объединяются в купе поезда. Намечается ещё один глубинный конфликт: либеральничанье и спокойная совесть как мотивация поступков.

Идеи либерализма у Гриши и идеи гуманизма у Толстого имеют разный источник. Тем самым оказываются противопоставлены интенции к действию того и другого. Из этого противопоставления берёт начало трещина в их отношениях, которая по логике сценария должна превратиться к финалу в целую пропасть.

Свобода и порядок

На 8 минуте вводом писаря-неудачника начинается непосредственно история назначения безответственного гуляки Гриши Колокольцева в полк. Теперь события будут развиваться уже исключительно по армейской линии. Потому что в армии тема воинского долга как мотивации к действию звучит сильнее всего.

Завязка плавно ускоряется. Быстро вводятся герои и персонажи второго плана — офицеры. Через взаимоотношения с ними мы будем наблюдать движение главного героя по линии его основного конфликта гуляка-Сын – Отец-государственник.

Главный конфликт

Объясню почему именно этот конфликт главный, а не прогрессивно-либеральные выпады Гриши против кондовых армейских установлений. Фильм не о ломке государственной системой индивидуальности. Система не может сломать именно этого героя, потому что он в ней родился и вырос. Он прекрасно понимает правила игры. Чтобы сделать быструю карьеру ты должен окончить военное училище, поблистать в свете и убить несколько лет своей жизни в каком-нибудь гарнизоне. А там громкая фамилия и связи отца вывезут на желаемую траекторию.

То, что Гриша якобы не просил отца пристраивать его в местечки потеплее, не говорит о нём как о настоящем идейном отрицателе покровительства влиятельных персон. На словах отрицал, а на деле пользовался. Стремление к независимости от отца у него мнимое и нужно только для того, чтобы оправдать собственную конформность. Мол, я-то не хотел, да вынудили… Приказы не обсуждают.

Это видно и слышно с самого начала по его репликам в разговоре с отцом. Гриша Колокольцев убеждён, что ему всё позволено. Он привык развлекаться за чужой счёт. Личные обиды и материальные убытки жертв его хулиганских выходок его не трогают. Он принадлежит к сливкам общества, которые всегда плавают сверху.

Но он и не без идей в голове. Либеральный период как этап взросления необходим каждому молодому человеку, хотя бы для того, чтобы канализировать свойственные возрасту протестные импульсы. Армия – хорошее место для прочищения всех протестующих юных мозгов.

Забегая вперёд уже можно сказать, что Гришин выбор между индивидуальной свободой и подчинением уставу скорее всего будет в пользу устава. Государственная система воспроизводит сама себя, кадры рекрутируются из своих же. Управляющая социальная страта заинтересована в сохранении тех порядков, которые сама же и установила.

Безболезненно покинуть её ряды могут только душевнобольные или такие как Лев Николаевич, послужившие и отошедшие от дел государевых. Можно даже начать другое служение, более высокое чем просто исполнение воинского долга. Написать роман «Война и мир», например. Чтобы противостоять «своим» надо иметь большое мужество. Есть ли оно у Григория Колокольцева? Вот в этом и заключена главная интрига.

Отец Гриши Колокольцева – важный «винт» государственной машины. Конфликт старшего Колокольцева с младшим символизирует отношения гражданина с государством. От него требуется верность и преданность. Преданность служилого человека основана на долге. Поэтому тема долга – красная нить, которой прошит сценарий фильма. Поступать по уставу, или по здравому смыслу, судить по закону или по совести? Какой богатый конфликтный потенциал!

Герои второго плана

Гриша Колокольцев оказывается в среде «винтиков» государственной машины помельче.  Фельдфебель Бобылев ворует, вовлекая в свои делишки ближайших подчинённых. Капитан Яцевич, боевой офицер и педант, изнуряет солдат бессмысленной муштрой. Прапорщик Стасюлевич, исполняя приказы капитана, жалеет солдат и пьёт горькую. Многократно униженный и битый всеми кому не лень писарь Шабунин объединяет их всех.

По сути Шабунин – полный антипод Григория Колокольцева. Своеволие и покорность, внешний протест и конформность, просвещённая активность и религиозная пассивность. Гриша собирается как можно быстрее сделать карьеру в армии, писарь мечтает о побеге из неё в прекрасный божественный мир без насилия.

Это практически два толстовских героя во плоти. Блестящий офицер и «человек из народа». Один спотыкается о другого и… Перешагнёт ли? Слабый антигерой испытывает на стойкость и верность долгу сильного героя. Очень интересный драматургический замысел. Вообще, позиция жертвы в противостоянии всегда сильнее. Потому что она «страдает» и осложняет тем самым моральные позиции противника, заставляет его испытывать чувство вины.

18 минута фильма, конец завязки. Все герои и персонажи названы, их статус кво определён, конфликты обозначены. Гриша Колокольцев собирается изменить армейские порядки и быстро занять место капитана Яцевича. Прапорщик Стасюлевич будет его от этого удерживать. Капитан Яцевич знает своё дело и не дружит ни с кем, остабляя тем самым свои позиции. Фельдфебель Бобылев ворует и заставляет писаря Шабунина мухлевать в отчётах. Спираль сюжета закручена.

Души прекрасные порывы

Гриша планирует реформы в роте и завязывает довольно тесную дружбу со Львом Толстым. Несмотря на то, что это отчасти PR-ход, он хотел бы иметь такого отца и его тёплые чувства к нему почти искренни. Лев Николаевич действительно будет играть роль советчика если даже не духовного наставника поручика Колокольцева.

В эпизоде «В доме Толстого» нам дадут глянуть одним глазком на семейную жизнь великого писателя. Это нужно для сценария, потому что Толстой будет активно задействован в финале фильма и его надо как-то до момента его главного выхода додержать.

Нам расскажут историю со скандальным душком. Брат Льва Николаевича собирается жениться на сестре его жены Софьи Андреевны. При этом от многолетней любовной связи с цыганкой у него родились дети. Эта драматургически второстепенная история нужна сценаристам ещё и по другой причине. Гриша становится невольным свидетелем некоторых сцен и показывает себя как порядочный человек.

В каждой сцене конфликт

Одновременно с этим через разговоры с Толстым он сообщает зрителю важные детали его взаимоотношений с отцом. Таким образом нам напоминают тему главного конфликта всего фильма, которая временно притоплена в глубине сюжета. Гриша Колокольцев считает себя нелюбимым сыном и чтобы заслужить хотя бы уважение отца готов на многое.

Толстой: «Можете Вы мне одним словом сказать, что для Вашего отца главное?» Колокольцев: «Долг». «И что же в этом дурного?» — отвечает Лев Николаевич. Это ключевой момент в понимании мотивации будущих поступков главного героя. В исполнении долга нет ничего дурного. Гриша Колокольцев запомнит это авторитетное мнение.

Бесспорным достоинством сценария является также и то, что в нём практически нет сцен, где бы не было хотя бы маленького конфликта. И каждый из них построен по классической драматургической схеме. Везде есть свои начало, развитие и конец. Ни один заявленный персонаж не брошен.

«Братья» Вася и Гриша

В эпизоде разговора антиподов Васи Шабунина с Гришей Колокольцевым выявляется их сходство. Василий бастард, никогда не знал своего отца. Гриша тоже как-бы не знает своего отца. Тому было некогда обращать на него внимание. Оба несчастны из-за своих отцов. С этого момента благородный Гриша будет покровительствовать бедному Васе. Реформы начинаются.

Приподнятый должностным авторитетом поручика Колокольцева писарь Шабунин учит грамоте солдат своей роты. Этим благим начинанием поручик Колокольцев развивает открытый конфликт с «самодуром и сухарём» Яцевичем. Тот отправляет Колокольцева под домашний арест. Солдату незачем учиться, военные навыки должны отрабатываться на плацу до автоматизма.

Визиты

Неожиданный визит Толстого к арестанту Грише напоминает нам о важной для финала фигуре. А его встреча с прапорщиком Стасюлевичем намекает и на тайну разжалования последнего, и на не совсем светлое прошлое самого писателя. Обоим неловко, здесь встретились две не слишком приятные тайны.

Перед встречей двух сообщников злоупотреблений, вольного и невольного, мы слышим примечательный разговор писаря с хозяйкой дома. Вася сравнивает себя с сыном божиим по признаку безотцовщины. Если у Христа не было отца среди людей, а отцом тот называл бога, то и у него, Васи, отец тоже бог. Это, возможно, ироничная отсылка к идее о русском народе – богоносце.

При этом наш богоносец пьёт беспробудно, не в состоянии противостоять подлому фельдфебелю и мучается от этого безмерно. Узнаваемо? Конечно… Узнаваемо также и то, что единственный способ прекратить пытку Вася видит в побеге. Таков наш русский менталитет: терпеть, дождаться когда наступит край и бежать куда глаза глядят. Бегут кто в Европу, кто в могилу. У кого на что хватает ресурсов.

Благие намерения

В отсутствие командира Гриша командует ротой. Вот он, шанс показать себя солдатам, заслужить настоящий авторитет и любовь! Он смело берётся за дело и конфузится по полной. Объявленных благих намерений для смены вековых привычек не хватает. В этом месте, ровно на половине фильма, начинается финальная интрига.

Солдаты нанесли ущерб деревенским. Возмещение требует денег, к тому же надо встречать инспекторскую проверку хлебом-солью. Капитан Яцевич вынужден будет поднять финансовые отчёты, чтобы изыскать средства на покрытие расходов. Виноватый Гриша Колокольцев предлагает взять расходы на себя, Яцевич презрительно отказывается.

Гриша признаёт наконец свою никчемность. Толстой даёт ему отличный совет: «У Вас начнёт получаться, если перестанете доказывать что-то отцу или себе.» Опять Лев Николаевич как зеркало высвечивает Гришин главный мотив: заслужить любовь отца во что бы то ни стало.

Гриша собирается стать правильным офицером, он уже сделал выводы и перестанет либеральничать с солдатами. В то же время он хочет ещё оставаться благородным человеком. Именно поэтому и даёт Шабунину деньги на побег после очередного избиения. Противоречивый Гриша совершает противоречивый поступок. На прощание он по братски вытирает писарю кровь с лица.

Две дороги, два пути

Проверка финансов капитаном Яцевичем приводит к необратимым последствиям. Вечный козёл отпущения Шабунин виноват без вины, капитан грозит ему каторгой. Мечта о побеге рушится и писарь в запальчивости наносит старшему по званию и дворянину пощёчину. Солдату за это по военно-полевому суду полагается смертная казнь.

Гриша должен стать одним из трёх членов военно-полевого суда. Колокольцев ищет поддержки у Толстого. Тот будет адвокатом Шабунина. Здесь в сценарии намечен интересный перевёртыш. Граф Толстой был в своё время блестящим офицером. Он бросил военную карьеру, потому что «полюбил народ», как говорила его жена. Сочетать любовь к человеку и быть офицером в тогдашней русской армии было невозможно. Гриша Колокольцев имеет толстовские задатки, но выбирает другую дорогу.

До сих пор Толстой только рефлектировал Гришу. Теперь же он выходит на передний план. Он показывает, каким мог бы стать поручик Колокольцев, если бы не его инфантильное желание угодить отцу. Таким образом Лев Николаевич теснит главного героя на его месте и становится ещё одной ключевой фигурой, двигающей сюжет. Сам же поручик Колокольцев назначен в судьи, так же как и его приятель прапорщик Стасюлевич.

Status quo перед финалом

Поручик Колокольцев выведен на прямой путь исполнения своего долга. Или неисполнения. Выбор за ним. «Прогрессивная общественность» ожидает от него благородного оправдательного голосования. Стасюлевич тоже назначен в судьи и тоже исполнит свой долг. Только вот какой? Служебный или человеческий? От него не ждут ничего хорошего, потому как ненадёжный.

Стасюлевич раскрывает свою тайну. Он рассказывает Грише перед самым ответственным решением его жизни, что бывает с офицером, если он хорош для солдат и неудобен командованию. Толстой и Стасюлевич, таким образом, оба показывают Грише Колокольцеву перспективу добровольной остановки армейской карьеры.

Если ты граф, тебя могут отпустить. Если ты простой человк и к тому же беден – ты спиваешься и торчишь в вечных прапорщиках. Неисполнение «долга» чревато для Колокольцева младшего громким скандалом и разрывом с семьёй. И тогда перспектива Стасюлевича встанет перед многострадальным Гришей с полный рост.

Полковник передаёт Грише письмо от отца как напоминание о неоходимости исполнять служебный долг. Офицерский и сыновний долг для нашего главного героя сливаются воедино. Полковник также член военно-полевой тройки, его решение известно заранее и оно будет не в пользу Шабунина.

Полковник уверен, что остальные два члена судебной коллегии просто обязаны приговорить писаря к смертной казни. Тогда у царя-батюшки будет повод его помиловать. Неужели в России даже полковники верят в чудеса? Или это иезуитская манипуляция для шатающегося во мнении поручика? Ведь пытливый ум человека, сидящего на двух стульях, всегда ищет лазейки для оправдания более лёгкого выбора.

Толстой вселяет надежду на спасение писарю Шабунину. Самого Шабунина считают почти сумасшедшим. Поляка Яцевича ненавидят, но уважают, потому что он человек чести.

Суд

В кульминационном для Льва Толстого эпизоде «Суд» появляется генерал Колокольцев. В важном деле отец хочет поддержать сына. Или всё же подстраховать в принятии нужного решения? Скорее второе, ведь именно в этом и заключается его отцовская поддержка. Как бы его либеральный сын чего не вытворил и не опозорил честь семьи.

После речи великого писателя сочувствие толпы и офицерского собрания на стороне обвиняемого. Но приговор вынесен ожидаемый. Толстой в гневе узнаёт, что за смертную казнь проголосовал человеколюбивый поручик Колокольцев, а не пропойца Стасюлевич. Тот как раз был «против». Хоть и дорогой ценой, он снова доказал, что в армии можно оставаться человеком.

Сын генерала Колокольцева вынес приговор бессловесному «брату» Васе и получил одобрение отцаНо заслужил ли он этим отцовскую любовь? Колокольцев старший озвучивает важную мысль: не надо путать художество и закон. Вот в чём дело. Любовь к человеку это всего лишь «художество», которому в армии нет места.

Невинный праведник

Гриша Колокольцев, следуя долгу, погубил Шабунина. Толстой тоже считает себя виновным в будущем расстреле писаря. Возможно, неправильно защищал, не вовремя собрался с письмом к царю. Но Вася Шабунин больше не боится, он примирился со смертью. Для простых людей он невинный праведник. С улицы доносятся причитания баб, ему несут передачи. Впервые в жизни он любим, он в центре внимания. Он скоро сбежит ото всех и попадёт в царство божие. Там помолется за всех.

Капитан Яцевич получает невыгодное назначение в Бобруйск. Он тоже человек долга и поступил по закону. Закон для всех один, да последствия разные. Поступился бы он достоинством офицера, остался бы на старом месте. Грише Колокольцеву не нужно было поступаться честью. Он, чтобы купить себе повышение по службе, должен был только пренебречь достоинством христианина. Не он первый, не он последний. 

Расстрел

Эпизод казни писаря Шабунина – кульминационный для главного героя Гриши Колокольцева. Командовать расстрелом никому не легко. Но когда наказание не соответствует преступлению и априори несправедливо, то казнь автоматически превращается в убийство.

Поручик Колокольцев только в этот момент до конца осознаёт масштаб своего морального выбора. Между отцом и Богом он выбрал отца. Ужас от содеянного сковывает его. Отдать последний приказ выше его сил. Офицера, не умеющего довести дело до конца, презирают даже солдаты.

Свою кульминацию в этом эпизоде переживает и прапорщик Стасюлевич. Он был хорошим офицером и остался хорошим человеком. Именно ему выпала страшная доля исполнить приговор, за который он не голосовал. Это нечеловеческая мука. Но как офицер он обязан выполнять любой приказ командира. Он выполнит свой долг, но жить с этим не сможет. Григорий Колокольцев добил в нём последние остатки веры в человека.

После казни

В развязочной части мы наблюдаем как Стасюлевич топится в том же пруду, с которого началась его дружба с поручиком Колокольцевым. В нём Гриша хотел научить его плавать, но прапорщик отказался. Теперь мы знаем, что в стоячей воде армейского бытия Гриша выплыл, а Стасюлевич пропал.

Тоска и безысходность наполняют душу на этих кадрах. Вот где настоящая трагедия. Неужели у офицера, желающего остаться человеком в рамках своей службы, нет другого выхода, кроме как совершить подлость или утопиться?

Григорий Колокольцев, приговорив Шабунина и доведя Стасюлевича до самоубийства, погубил ещё и себя. Он потерял самоуважение и достоинство. Для офицера это моральная смерть.

Шабунин становится для простых людей почти святым, невинно убиенным Василием. Чтобы прекратить народные бдения на его могиле, её срывают. И только дочь квартирной хозяйки, которую он завлёк речами про сказочную страну с молочными реками, ревёт на том пустом месте без креста. Сама собой напрашивается мысль – такова судьба бессловесных грешных мучеников России? Страдали и канули безвестно. И тьмы и тьмы их…

Лев Толстой остаётся один на один со своим бессилием перед неповоротливой машиной власти. Наверное, из таких моральных пыток и рождаются великие литературные произведения.

Фацит

Фильм «История одного назначения» очень многослойный и с идейной, и с драматургической точки зрения. Здесь есть что играть актёрам, есть о чём подумать и попереживать зрителям. В каждой сцене выстроен хоть небольшой, да конфликт. Все большие эпизоды прошиты и главным внутренним, и внешними ситуативными конфликтами.

Герои и персонажи объёмные, выписаны мастерски точно. Нет абсолютно хороших и абсолютно плохих участников событий. У каждого есть свои тайны или противоречия. У зрителя ни на миг не возникает ощущение перебора или недостоверности в мотивации и эмоциях. Все завязки героев и персонажей развязаны, причём второстепенные конфликты развязываются раньше основного. В сценарии интересные сюжетные повороты и все на своих местах.

Есть ещё одна важная мысль, которую фильм запускает в головах зрителей. Авторы фильма не дают нам однозначных выводов. Скорее задают вопросы. И едва ли не самый важный из них о важности устава в армейской службе. Про его кондовость мы знаем множество анекдотов. Но все его положения написаны кровью. Муштруя соблдат по уставу на плацу, офицер сохраняет им жизнь в бою. В конечном итоге что важнее? Жизнь человеческая или мнение либеральствующих индивидов о тупости уставной жизни и свободе личности в армии?

Конечно же жизнь. Поэтому у меня после просмотра фильма нет осуждения ни генералов колокольцевых, ни полковников, ни Яцевичей, ни кого бы то ни было ещё. А есть сострадание к прапорщику Стасюлевичу, простому русскому парню Васае Шабунину и поручику Колокольцеву. Не приведи господи когда-нибудь столкнуться с необходимостью такого выбора как у них. В этом и есть для меня ненавязчивый фокус фильма. Не обличать, но заставить размышлять.

Основной конфликт главного героя в сюжете раскручивается от юношеской безответственности к безоговорочному исполнению своего сыновнего, офицерского и сословного долга. Правда, он слегка морщится, но это скорее для очистки совести. Как было показано выше, поручик Колокольцев был прекрасно вымуштрован и его выбор просматривался заранее.

Только сцена расстрела показывает нам его реальный выбор между долгом христианина и долгом сына-офицера-дворянина. Предпочтя отца земного Отцу небесному, Гриша Колокольцев подписывает себе моральный приговор. Презираемый сослуживцами и ненавидимый солдатами, он будет презирать и ненавидеть сам себя.

«История…» отличный зрительский фильм. Смотреть, смотреть и смотреть. Учиться, учиться и учиться делать хорошее кино на хороших примерах. Спасибо Авдотье Смирновой и её команде за труд и душевную тонкость.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.