Хватит врать

Хватит врать

Недавно я стала свидетелем интересной дискуссии. Конечный вывод участников оказался таков: привлечь зрителя в театр можно, если взять более ёмкое название. В качестве примера был упомянут РАМТ. Его старый бренд «Центральный Театр для Детей» в 1992 г. был заменён на новый — «Российский Академический Молодёжный Театр». Итог — целевая аудитория расширилась, от зрителей как тогда, так и сейчас, нет отбоя. В это же время многие другие театры испытывают проблемы с наполняемостью залов. Но так ли всё просто на самом деле? Будем разбираться.

Революция vs эволюция

Э. Делакруа, «Свобода, ведущая народ»

В последние три десятилетия российский театр, влекомый «мировыми тенденциями», сильно изменился. То, что раньше было дурным тоном, стало нормой, начиная от нечёткой артикуляции и заканчивая намеренным отказом от актёрского мастерства. Вместо драматургии на сцену пришёл «текст», вместо сюжета — поток сознания, не всегда адекватного. В поисках новой формы и театрального языка режиссёры кинулись выражать своё внутреннее Я. Это ни хорошо ни плохо, это просто данность, с которой мы должны иметь дело.

Какими методами была достигнута столь ошеломляющая трансформация? Определённо революционными. В театрах менялась власть, ломались через колено люди, сдавались в утиль традиции. А что же РАМТ? Им 38 лет подряд (с 1980 по 2018 гг.) руководил один и тот же Режиссёр А.В. Бородин. По его выдающимся постановкам можно проследить как менялся он сам, и как его театр. Сейчас в РАМТе используют современные формы работы со зрителем, сформирован Фонд целевого капитала и с 2018 назначен новый руководитель. Но Бородин остаётся в строю.

РАМТ двигался в бурном потоке революционных экспроприаций театров своим эволюционным путём. Этот пример показывает, что всё-же не вывеска, не радикальная смена курса, а в первую очередь масштаб личности художественного руководителя, его умение лавировать могут обеспечить эффект выживаемости театра.

Время и смыслы

Говоря о привлечении зрителя, естественно подумать о смысле существования театра как такового и мотивации людей, покупающих входные билеты. Что хочет зритель, особенно молодой, в первую очередь? Что его «вставит» по-настоящему? Возможность развлечься? Вряд ли, развлекаться наша молодежь умеет лучше всего: тусоваться в Торговых Центрах, ходить на новые блокбастеры, играть в стрелялки, накинуть пивка с таблетками, заняться сексом по-быстрому… Наши нравоучительные истерики отскакивают от них как теннисный мячик от ракетки.

Почему наши дети так далеки от нас? Отчего так много подростковых самоубийств, депрессий, девиаций? Иллюминация торговых центров, виртуальная реальность кино, наркотиков и компьютерных игр — всё это искусственные подсластители. Они необходимы молодым для нейтрализации чувства горечи от мысли, что старшее поколение их «кинуло».  Они вырастают с идеей-fix в голове, будто кругом одно враньё. И нам, родителям, трудно это опровергнуть.

Мы начинали с малого: сначала не выполняли своих обещаний купить игрушку или сводить на каток. Потом делали вид, что всё прекрасно, а сами разводились. Смерть близких выдавали за длительную командировку. Или внушали страх «будешь плохо учиться, пойдёшь полы мыть», в то время как детки «успешных» родителей без всяких отличных оценок становились заместителями генерального директора или помощниками депутатов с хорошей зарплатой.

Чем берёт Навальный сердца наших чад? Тем, что режет «правду-мать». Они ещё не могут понять, кто на каком поле играет, им важно только то, что им кажется честным и искренним. Эта жажда правды и есть тот мотив, который поднимает молодое поколение на протест везде и всегда. Почему бы театру, как бы он ни назывался, не канализировать эту неуёмную энергию в конструктивное русло?

Федя и Наташа в школе и дома

Как это сделать? Самый простой способ: начать говорить с молодёжью о ней самой и без дураков. Десятки Ромео и Джульетт, Чеховских сестёр, Достоевских бесов, Наташ Ростовых и Пропастей во ржи — безусловно хороши за одним маленьким «но». Поколение людей «до 25» не читает от слова «совсем». Язык великих авторов для него тёмен, глубинные смыслы требуют дополнительных разъяснений.

Собственная повестка дня подростковой и молодёжной аудитории несколько иная. Ей нужно знать, как себя вести, если в школьном туалете анашу курила Маша, а обвинили Наташу, потому что она из «плохой» семьи, а Маша не могла этого сделать, потому что у неё мама завуч. Им хочется увидеть, как побеждает правда, когда золотая медаль отличника Феди уплыла к сыну мэра города и вернулась обратно. Небезынтересно было бы также проследить судьбу преподавателя сопромата в институте, который склонял студенток к оказанию сексуальных услуг за пятёрку на экзамене.

А мы им всё про быть или не быть, Ромео, о мой Ромео… Пусть будут и принц Датский, и Монтекки с Капулетти, но давайте же, наконец, пригласим на сцену Наташу с Федей! Иначе мы своего зрителя в театре так и не дождёмся.

Назад в будущее

Проблема привлечения зрителя в театр имеет и другую сторону, чисто профессиональную. Я много раз слышала жалобы режиссёров на отсутствие хороших современных пьес для подростков и молодёжи. В этой ситуации нет ничего нового. Репертуары ТЮЗов и молодёжных театров всегда формировались в первую очередь инсценировками литературных произведений, а не оригинальной драматургией. Но как-то так получилось, что достойные авторы нынешнего времени остаются вне поля зрения театральных деятелей, а прекрасные писатели недавнего советского прошлого оказались напрочь забыты.

Например, такие имена как А. Алексин, В. Тендряков, В. Осеева, Е. Титаренко, А. Лиханов, В Железников, А. Гладилин, В. Крапивин и другие не появляются на театральных афишах. И дело здесь не в новых законах и необходимости платить роялти родственникам. Произошла подмена ценностной парадигмы общества и старые литературные герои стали как бы не нужны. Образовательным и культурным институциям было вменено в обязанность воспитывать не думающих людей, а грамотных потребителей, не ущербных коллективистов, а здоровых европейских индивидуалистов.

И что из этого вышло? Ничего хорошего. В сочетании с устойчивыми особенностями нашего менталитета новые ценностные ориентиры дали гремучую смесь: потребителей мы получили, но ответственность им привить так и не смогли. Вакцина глубокого индивидуализма только обострила конфликт «отцов и детей».

Даёшь литературу в культуру!

Между тем большинство подростков это стихийные коллективисты, сбиваться в стаи их естественная возрастная потребность. Поэтому так привлекательны для них соцсети. Тысячи виртуальных групп создают иллюзию принадлежности миллионам отделённых друг от друга индивидов. Иногда, если это кому-нибудь нужно, их как селёдок в косяке побуждают к вполне реальным действиям.

Если мы не хотим окончательно потерять связь с нашими потомками, мы должны вернуть в педагогический оборот имена И.В. Ионина, А. С. Макаренко, В.А. Сухомлинского, Ш. Амонашвили, В.Ф. Шаталова и многих других. Вместе с ними должна вернуться в театр и обширная советская литература. Потому что настоящие наши ценности и ключи от молодых сердец — там. Искренность и честность это всё, что нужно для восстановления нормального контакта поколений как в семьях, так и на театральных сценах страны.

Хватит, наконец, врать себе и окружающим, что на малинке можно вырастить апельсинки. Эксперимент с подменой ценностей и понятий пора заканчивать, иначе наши выросшие детки не подадут нам в старости и стакана воды. Чтобы этого не случилось, театр должен вернуть себе функцию педагога и хранителя НАШИХ ценностей и традиций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.