«За чертой». Киплинг Олега Барышева

«За чертой». Киплинг Олега Барышева

Фрагмент спектакля О. Барышева «За чертой»

12 октября. Второй день фестиваля монопьес СВОЙ в Екатеринбурге. Режиссёр, исполнитель Олег Барышев и художник Константин Михайлов (Челябинский ГАТД) представили спектакль «За чертой» по рассказам Редьярда Киплинга. Редкое сегодня уважительное отношение к тексту автора и минимализм художественного решения приятно удивили. Не всюду, оказывается, разнеслась инфекция разрушения традиционного театра. Слава богу, остались ещё очаги здоровья. Держится Урал, не сдаётся Челябинск!   

Человек в пути

Олег Барышев для своей постановки выбрал три рассказа Киплинга, три истории Любви. В первой речь идёт о любви-страсти между мужчиной и женщиной, принадлежащим разным мирам. Из-за связи с белым сахибом туземной женщине отрубают кисти рук. Во второй истории огромный рабочий слон признаёт над собой  власть только своего погонщика-пропойцы. Когда тот исчезает, слон наводит свой порядок не только в слоновьей иерархии, но и заставляет считаться с собой даже владельца плантации. Третья часть посвящена трогательной дружбе опять же белого сахиба с маленьким сынишкой туземного управляющего своего поместья.

Эти истории разные, и каждая бередит душу по-своему. Сначала зритель переживает чувство глубокого сострадания к судьбе любящей женщины. Потом нас охватывает гордость за слона, доказавшего право на свой выбор. После нас заставляют испытывать чувство горечи. Маленький мальчик был талантлив, но, живя там, где пришлось родиться, он не имел шансов стать художником, строителем или архитектором. Он просто заболел и умер. Белый сахиб вздохнул и… в его жизни ничего не изменилось. 

Драматургическая концепция спектакля подчинена одной идее: Человек всегда в Пути. Каждый идёт своей дорогой. В одной жизни можно быть страстным любовником, в другой слоном, в третьей мальчиком, строящим замки из цветов в саду. Это Индия, уважаемые зрители, здесь одно плавно перетекает в другое. Декорация в виде куска железнодорожных рельсов, соответствующие видеопроекции на экране, костюм, рюкзак необходимо и достаточно дополняют и оформляют замысел авторов постановки.

Актёр Олег Барышев

Сейчас на сцене модно говорить свой текст, ничего не играя. Это такой реализм теперь у нас. Поэтому когда Олег Барышев начал буквально жить на сцене по Станиславскому, это показалось сначала даже странным. Актёр своим прекрасным тембром, пластикой движений, неспешной речью увлёк нас в свою индийскую грёзу. Киплинг моего детства вернулся ко мне и я заплакала. Это дорогого стоит.

А какая виртуозная работа с реквизитом! Тонкая металлическая палка в его руках была то посохом странника, то саблей, то стеком погонщика, то тросточкой наездника… Четки на его запястье превращались в цепи слона, один и тот же «индийский» мужской костюм служил одеянием разных героев. Условность театрального действа нашла в этом спектакле своё идеальное воплощение. 

Из зала актёр Барышев показался мне высоким статным атлетом с безусловной ярчайшей мужской харизмой. Когда я после спектакля спустилась к сцене и увидела его «в жизни», была поражена. Он оказался невысоким скромнягой с печальными глазами. Вот уж действительно, настоящий талант способен проживать на сцене чужие жизни, становясь совершенно другим человеком. Но это внешне. Актёр не может выдать ничего, что уже не жило бы где-то внутри. Просто всему своё место и время.

За чертой

Название спектакля «За чертой» на первый взгляд непонятно. За какой чертой, где черта? Я думаю, здесь имеется в виду черта как «граница» между мирами. В каждой новелле противопоставлены то социальные страты белых и коренного населения Индии, то мир животных и людей, то мир взрослого и ребёнка. Нас каждый раз зовут заглянуть в тот, другой мир, который за невидимой чертой. Змечательный актёр и режиссёр Олег Барышев приоткрывает нам лазейку, потайной ход и зовёт за собой. Кто готов?

После спектакля к уставшему Олегу подошла с благодарностью не только я. Взрослый мужчина с мокрыми от слёз глазами сказал ему: «Спасибо… Вы прям про меня сыграли.» Осмелюсь предположить, что все присутствующие переживали что-то похожее. Потому что когда всё закончилось, в зале продолжалась тишина. Не хотелось ни говорить, ни шевелиться. Разве не ради этого ходит зритель в театр? Только настоящее искусство рождает катарсис. И не надо болтовни про новые формы. В редкие минуты душевного просветления хочется молчать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.