Старый дом. Гастроли ЦДР п\р В. Панкова

Старый дом. Гастроли ЦДР п\р В. Панкова

7-8 апреля. Двухдневные гастроли Центра Драматургии и Режиссуры из Москвы на сцене Екатеринбургского ТЮЗа. Давали «Старый дом» А. Казанцева, режиссёр — Владимир Панков. Продолжительность спектакля три часа. Но публика совсем не устала и устроила такую единодушную овацию, что режиссер В. Панков не выдержал, прервал аплодисменты своей режиссёрской волей и поблагодарил Екатеринбург за «вот такое большое сердце». Какая странная публика в Екатеринбурге! Одним дарит своё сердце как доверчивая девушка, другим отказывает. В чем дело? Будем разбираться.

Старые песни о главном

Фрагмент спектакля по пьесе А Казанцева «Старый дом» ЦДР. Режиссёр В. Панков

Есть много способов удержать внимание зрителя. Можно заставить актёров мельтешить на сцене голыми, и/или громко бегать и орать. Этот способ годится для маскировки слабого драматургического материала. Можно завесить сцену гирляндами, заставить экранами, а в конце бабахнуть салютом. Это пригодится, когда ничего особенного не придумали, но яркое впечатление произвести надо.

Есть много чего ещё, оригинального и не очень. «Старый дом» это как раз пример того, что вроде бы нет ничего особенного: традиционная школа Станиславского под песни Б. Окуджавы. Стоп. Как это ничего особенного? Да это же и есть особенность! Адепты и экпериментаторы новой драмы, для которых в театре не должно быть театра, обозвали бы постановку В. Панкова нафталином.

Но господа-товарищи-и-и… в этом же и цимес! Среди новодрамного мейнстрима уже два года как-то существует и не тонет нормальная членораздельная драматургия. Нормальная, без воплей, человеческая речь. Нормальные костюмы. Дождали-и-и-и-ись! К нам из Москвы привезли обычный, ВМЕНЯЕМЫЙ спектакль! Ура-а-а-а!!! Качать режиссёра!

Необычное в обычном

Но не будем спешить с выводами. Не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Конечно, песни Окуджавы создают атмосферу. Естественно, «Вечная любовь» Ж. Гарваренца сильно помогает молодым актёрским талантам надавить на эмоции. Безусловно, мощные актёрские работы Е. Яковлевой, А. Пахомова, Д. Костяева, П. Маркина делают своё дело.

И всё-же… вся эта роскошная, проверенная временем традиционность смотрится неординарно. В. Панкову удалось, сохранив и авторский текст, и хронологию пьесы А. Казанцева, добиться эффекта «вне времени». Это архисложно в принципе, играть временем на сцене. Но режиссёр не только создаёт атмосферу 60-х, но и протягивает струны времени дальше через семидесятые годы к нам, сегодняшним жителям 21 века.

Юные герой и героиня, Олег и Саша, живут на сцене одновременно с самими собой будущими. И  свои реплики говорят не параллельно, а одновременно, на лету подхватывая слова самих себя прошлых и будущих. Лично я оказалась в матрице. Шарики в моём мозгу сшиблись с роликами. Я вдруг увидела лица, характеры, рисунки ролей, детали декораций, музыкальные фрагменты… как части мозаики, которую я должна собрать.

Игры со временем

Кажется, что на сцене хаос. Среди серых представителей «настоящего» сценического времени бродят люди в чёрном — представители будущего. Они наблюдают, иногда вступают в диалог, поют… То ли «черные» вспоминают события прошлого, то ли прошлое предвидит будущее… Интересное впечатление.

На сцену и по сцене в точные моменты проходят дворники с мётлами. Это ведь тоже время… Что оно выметает? Следы? Память? Любовь? Можно ли вымести из памяти любовь? Финал показывает что нет. И в этом наша недежда и, может быть наша единственная радость. Отсюда и тепло зрительского сердца, и благодарность за отклик в душе.

У дворников есть ещё одна функция времени — их состав меняется, а к финалу в их ряды встаёт мальчик Витя. И его съело время. Никто и ничто не вечно под луной. Кроме Любви. Ну скажите, как можно не отбивать ладошки, если на сцене творится искусство? Если со зрителем разговаривают как с ЧЕЛОВЕКОМ, а не как с потребителем продукта «театральной процессуальности».

В спектакле есть ещё один технический момент, который сработал на усиление эффекта вневременности. Родная сцена ЦДР гораздо больше, чем сцена ТЮЗа. И режиссёру пришлось ужать декорации, расставить их теснее и что-то вообще убрать. В итоге получился некий скученный теремок. Теснота и отсутствие дистанции между музыкантами, героями и персонажами, их личными условными помещениями, верхом и низом, первым этажом дома и чердаком — всё это работало на режиссёрскую визуальную метафору пересечения времён.

Уроки русского

Хороший русский язык сам по себе способен передавать глубочайшие оттенки и смыслы. А хорошая чистая русская речь сама по себе может сделать любой текст художественным произведением. Старые, ещё советские, авторы и пьесы в этом отношении сильно выигрывают у многих современных. Молодое поколение драматургов почему-то думает, что реалии бытовой клоаки это и есть наше русское театральное ноу-хау.

Почему же тогда во всём мире просят привезти русскую и советскую классику? Потому что хотят ближе узнать НАС, а не наше отхожее место. «Этого самого» у них самих полно, оно везде одинаковое. ЦДР (под руководством в настоящее время В. Панкова) как старый дом сохраняет традицию русского психологического театра и спасибо ему за это. Много ли театров отваживаются поставить обычную классическую драму без вывертов? На это теперь нужно мужество.

Заключение

Пройдя вместе с жильцами старого дома путь от начала до финала, я собрала свою мозаику. Всё сложилось: драматургия, режиссура, художественное и музыкальное решения спектакля. Отдельно хочу сказать об актёрах. Практически у каждого из них было своё большое или маленькое соло. И все как минимум добросовестно исполненные, а некоторые просто с блеском. Я уже упомянула выше эти яркие имена.

Поэтому скажу о другом. Поначалу мне показалось, что некоторые актёрские фрагменты смотрятся как вставные номера. Особенно в этой связи нужно упомянуть Антона Пахомова и его Резаева. Но к концу я изменила своё мнение. Поразмыслив, я пришла к выводу, что его «педаль» оправданна. В наше быстрое время смазываются оттенки, сливаются нюансы. Мы, как будто, мчимся в поезде и видим из окна только мелькающие перелески, дома, столбы, мосты… Взгляд не останавливается вдумчиво на деталях. Мы разучились фокусировать внимание на существенном. В этом смысле совсем неплохо заставить нас увидеть точнее, понять глубже. Особенно это касается молодых, приученных к спецэффектам и ярким обёрткам.

Спектакль «Старый дом» выдвинут на соискание «Золотой маски» 2019 сразу в нескольких номинациях. Пожелаем же режиссёру В. Панкову, прекрасным актёрам Е. Яковлевой, А. Пахомову и всему творческому коллективу удачи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.