Золотой ключик П. Пронина

Золотой ключик П. Пронина

Екатеринбургский ТЮЗ представил первую премьеру сезона — спектакль «Золотой ключик» по сказке А.Н. Толстого в инсценировке режиссёра П. Пронина. Общее впечатление от спектакля у меня получилось улыбчивое. Актёрский дуэт М. Егошиной (Лиса Алиса) и Б. Зырянова (Кот Базилио) блистал слаженностью и смешными пластическими находками. Удачно, на мой взгляд, схватила мальчишескую «деревянную» пластику и Т. Гангур (Буратино). Это её первая большая роль в ТЮЗе и блин не вышел комом. Но всё же спектакль неровный. Давайте разбираться в чём дело.

Художественное решение

Художник-постановщик О. Галицкая выбрала для спектакля разбелённые цвета декораций и костюмов. Общая зефирная приглушённость визуального ряда сама по себе может быть и приятна глазу, но для детского спектакля всё же бледновата. Костюмы, выполненные в той же цветовой гамме, буквально сливаются с фоном и это не идёт на пользу персонажам.

Образы животных — полицейских бульдогов и совы — дополнены для ясности масками. И если маски собак на головах артистов различить ещё можно, то головной убор совы из зрительного зала смотрится как поблёкший от времени венец индейского вождя. В дополнение к этому драматургический функционал совы — быть доктором. Однако, опознать её профессиональную принадлежность до того момента, как она снимает свой розовый халат, скрывающий красные кресты на карманах блузона, невозможно.

В декорации «Поле чудес» тоже есть некоторая непродуманность. Как мы помним из А.Н. Толстого, Поле Чудес это помойка. Но сцена очень красиво оформлена в зелёно-синих тонах с переливами. Стилизованные кусты по форме больше напоминают водоросли.  Спускающиеся с неба звёзды, полумесяц в огнях и блестящий гладкий пол делают визуальную картинку больше похожей на ночной клуб «Морское дно». Не хватает только силуэта потонувшей шхуны. Как детям понять что это прекрасное место — свалка, ведь там не валяется ни единого клочка мусора? И таки да, Лиса Алиса сообщает об этом специальной репликой.

Режиссёрское решение

В спектакле «Золотой ключик» нет какого-то единого режиссёрского ключа, отворяющего дверцу к зрительским сердцам. Эмоциональный тонус зала поднимают скорее «спецсредства»: песни, танцы и блёстки. Они создают атмосферу праздника, компенсируя пресноватость основного действия. Элементы шоу всегда хорошо воспринимаются зрителем независимо от содержательного наполнения.

В постановке П. Пронина есть и находки. Идея большого кукольного Карабаса Барабаса, внутри которого сидит маленький ничтожный человечек интересна. Этот Великий Гудвин-Карабас визуально доносит маленькому зрителю сам на себя, делая излишними словесные пояснения. Эпизод «На пруду» с кукольной черепахой Тортилой также весьма зрелищен. Размеры куклы сразу же делают маленькими довольно рослых лягушат. Это облегчает восприятие всей сцены. «Кукольный» подход режиссёра позволяет визуально противопоставить Тортилу Карабасу Барабасу. Драматургически это антиподы, сущностное и масштабное соответствие этих персонажей обыграно довольно удачно.

Драматургия

За содержательную часть любой постановки всё же в большей степени отвечает драматургия. Я уже писала про сложность переноса литературных произведений на сцену. Это мало кому удаётся. И на этот раз чуда не случилось. Спектакль «Золотой ключик» не демонстрирует, к сожалению, драматургического единства героев и сквозного действия. Он распадается на куски, наскоро склеенные скотчем дополнительных поясняющих реплик.

Завязка

Постановка начинается с песенной проходки шарманщика Папы Карло через зал. Далее следует длинная уличная сцена, на которой зритель знакомится со всеми второстепенными персонажами. Каждый являет себя через написанные автором бытовые сценки. Зачем так подробно «расписывать» горожан, если они драматургически не двигают сюжет? Наконец, Папа Карло получает своё говорящее полено и уходит домой.

Является ли вышеописанное сценическое действие драматургической завязкой? Нет. Потому что в завязке должны быть заявлены главные герои, их статус кво на момент начала спектакля и завязочное событие, дающее начало драматургическому конфликту героя. Папа Карло, как мы увидим позже, вообще не будет принимать никакого участия в движении своего деревянного сынишки от «несчастья к счастью». Следовательно он сугубо второстепенный персонаж. Говорящее полено также не может быть героем. Оно только указывает на будущее происхождение главного героя и не более.

В этой сцене есть конфликт — ссора Папы Карло с другом Джузеппе. Но раздор второстепенных персонажей, который не имеет отношения к главному конфликту не может быть завязочным событием. Таким образом, весь уличный эпизод спектакля оказывается драматургически пустым. Напомню, что «Золотой ключик» это сказка, а в сказках не бывает длинных экспозиций. «Жили-были…» и всё. Поэтому структурно первая сцена кроме вступительной песни спектаклю драматургически не нужна.

Появление героя

Собственно, только вторая сцена, в каморке Папы Карло, даёт нам нужное направление. Шарманщик мастерит из полена куклу и она начинает веселиться. У автора сказки А.Н. Толстого Буратино после первых приключений на улице, где по его вине Папу Карло схватывает полиция, возвращается домой и разговаривает с мудрым Сверчком. Писатель даёт нам экспозицию перед главным сюжетным конфликтом героя. Читателю становится понятно, что Буратино не просто весёлый мальчик, а шалун и проказник. После того как Буратино изгоняет Сверчка он помогает вылупиться из твёрдой скорлупы цыплёнку и встречается с первым злом в своей жизни, крысой Шушарой, которая намерена его убить. Буратино, сам сотворив «зло» в отношении Папы Карло, имеет возможность сделать и добро. Он приобретает опыт и учится различать главное в жизни. От Шушары его спасает Карло — и деревянный мальчик, только что переживший шок, испытывает чувство благодарности не на пустом месте.

Автор сценической версии «Ключика» опустил все эти события. В его варианте Папа Карло просто уходит и возвращается с луковицей для оголодавшего сыночка. Весь конфликтный потенциал сцены первого появления главного героя свёлся к дырке в бумажном очаге. Буратино получает от Карло одёжку и азбуку, ни с того ни с сего страшно благодарен и на волне радости отправляется в школу. Мы видим перед собой любопытного благодарного мальчика. Интересно? Пока не очень. На этом реальная завязка спектакля заканчивается.

После зрелищной шоу-сцены «Появление кукол» Буратино продаёт свою азбуку и попадает на кукольное представление. Но как? Вместо острого диалога с презрительным мальчишкой, ровесником, конкурентом, Пронин даёт нам робкий торг со Старьёвщицей. Взрослая тётка, зачем-то покупает детскую азбуку. Видимо, решила расширить бизнес, добавить к старому тряпью и билетам в театр ещё и канцтовары. Конфликта у главного героя как не было, так и нет, в то время как почти параллельно развивается конфликтная сценка бойкой торговли билетами у второстепенных персонажаей.

Встреча с куклами

Итак, Буратино в театре. По Толстому куклы узнают в нём «своего», то есть деревянную куклу, или «буратино» по-итальянски. (В основе сказки «Буратино» лежит сказка «Пиноккио» К. Коллоди). В отличие от них Буратино свободен, им никто не повелевает. Это странно и удивительно, но, оказывается, возможно! Поражённые своим открытием, куклы прерывают представление. Разгневанный Карабас Барабас, хозяин театра, ловит Буратино и вешает на гвоздь. В варианте П. Пронина Буратино без явной причины выскакивает на сцену. Только после монолога Карабаса с плёткой в руках про правильный театр, он вклинивает единственную реплику о несправедливости происходящего. Герой наконец-то, хоть и робко, но начинает развивать сюжет.

Текст Карабаса Барабаса звучит как намек на «неправильные» (с точки зрения автора инсценировки) тенденции в современном театральном искусстве. Мнение автора спектакля само по себе может быть и верно, и ценно, но в данном случае не имеет никакого отношения к развитию драматургического действия. Спич Карабаса смотрится вставным зубом и только удлиняет и без того затянутый хронометраж спектакля.

Приключения Буратино

у А. Н. Толстого

Основные перипетии драматургического действия на линии главного героя у А.Н. Толстого после завязки: Буратино знакомится с куклами и получает первый пазл тайны Карабаса Барабаса -> он попадает в лапы к Лисе Алисе и Коту Базилио и чуть не лишается жизни -> его спасают куклы Мальвина и Артемон -> Арест в Стране Дураков и побег из полицейского околотка с помощью Алисы и Базилио, утрата денег -> судьбоносная встреча с черепахой Тортилой и ему достаётся золотой ключик (второй пазл тайны) -> встреча с Пьеро и Буратино получает третий пазл тайны Карабаса Барабаса -> Бой кукол под командой Буратино с Карабасом и псами ->  Буратино в харчевне «трёх пескарей» выведывает у Карабаса последний пазл тайны -> Ещё одна отчаянная битва кукол и Папа Карло всех спасает -> возвращение в каморку и обретение волшебного театра, который и есть настоящее кукольное счастье.

Мотором сюжета у Толстого выступает тайна дверцы в каморке Папы Карло. Карабас, желая пожарче развести огонь после представления, собирается бросить деревянного Буратино в очаг и случайно узнаёт от него что-то ужасно интересное. Буратино также догадывается, что между ним и Карабасом существует ТАЙНА. Главная линия напряжения в развитии сюжета, как видно, пролегает между Карабасом и Буратино по поводу счастья, которое каждый понимает по-своему. Буратино по ходу действия лечится от глупости, совершает геройские поступки и на опыте учится быть предводителем кукол. Он заслуживает своё счастье и делится им с другими.

у П. Пронина

У Пронина Карабас Барабас изначально знает, что золотой ключик лежит на дне пруда под охраной черепахи Тортилы. Ему неизвестно только где находится волшебная дверца. Буратино случайно сообщает ему недостающую информацию. Видимо, даже ради своего счастья Карабас не желает лезть в грязную тину и посылает к Тортиле Дуремара. Зачем ему лишний свидетель и конкурент неясно. Таким образом вся тайна становится известна зрителю заранее и её роль связующего клея сюжетного действия исчезает.

Карабас Барабас награждает недоумевающего Буратино пятью сольдо. Далее Лиса Алиса и Кот Базилио обедают за его счёт, ведут на Поле Чудес, вешают на дерево. Артемон с Мальвиной снимают Буратино с ветки, Буратино убегает и снова попадает в лапы к Алисе и Базилио. Они выманивают у него деньги с помощью коррумпированных полицейских и те выбрасывают его в пруд. Там уже побывал Дуремар по поручению Карабаса Барабаса и по зову собственной жадности. Но Тортила непонятно за какие заслуги отдаёт золотой ключик Буратино. Она что-то говорит про его доброе сердце, но он ничем до сих пор этого не доказал. С ключиком в руках Буратино встречает Пьеро и отводит его к Мальвине на полянку. Там всех настигают злые персонажи и начинается бестолковая беготня по сцене.

Перелом в игрушечной борьбе добрых персонажей со злыми наступает когда на сцене появляются остальные куклы. Под натиском фарфоровой кукольной массы Карабас Барабас и его приспешники падают духом. Когда заварушка кончилась, на готовенькое приходят Папа Карло и Джузеппе. Они присоединяются к кукольной компании и Буратино ведёт всех к заветной дверце. Хэппи Энд.

Итог

Сравнение драматургических результатов известного писателя и молодого режиссёра показывает, что драматургия совсем не конёк режиссёра П. Пронина. Он изначально лишил главного героя возможности превратиться из глупого сорванца в смелого предводителя кукол. Пронинский Буратино это просто жертва случайных обстоятельств, которая иногда всё же немножко брыкается.

Развитие драматургического конфликта на линии Карабас — Буратино, которое у Толстого связано в тайной золотого ключика, у Пронина представляет собой последовательность рядоположенных событий без особого противостояния. Слишком большое место занимают детально проработанные, но далеко не главные по значимости сцены с Лисой Алисой и Котом Базилио. Они, конечно, смешные, но задерживать на них внимание значит во-первых, удлинять хронометраж спектакля и во-вторых, отвлекать от основного и без того едва намеченного сквозного действия. В таком виде спектаклю не хватает внутренней динамики развития.

Отдельно хочется сказать о педагогическом эффекте спектакля. Да, актёрские гэги на грани с клоунадой, песни с танцами в постановке замечательного хореографа Анны Ерёменко, праздничный финал вызывают улыбку и аплодисменты зрительного зала. Однако, чему учит «Золотой ключик» маленького зрителя, что он унесёт с собой в большую жизнь? Чему научился сам Буратино за два часа сценической жизни?

А. Н. Толстой рассказывает нам увлекательную историю маленького эгоиста, который на пути к цели — сделать счастливым Папу Карло — учится различать доброе и злое, дружить и защищать слабых. За это он вместе с новыми друзьями получает чудесную награду. Буратино П. Пронина это весельчак, которого судьба бросает в разные неприятные ситуации. Благодаря удаче, а не через внутреннюю трансформацию, приобретает он своё «счастье».

Справедливости ради надо добавить, что идея соединить в развязке спектакля мысль о «театре счастья» с реальной сценой ТЮЗа и подвесной декорацией фасада его здания  замечательная. Она отчасти компенсирует нехватку драматургического мастерства автора постановки. Музыкально-танцевальная кода завершает спектакль на радостной ноте. Улыбайтесь, друзья, улыбайтесь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.