Три Толстяка А. Казакова

Три Толстяка А. Казакова

В Екатеринбургском ТЮЗе премьера. Публике представлен спектакль А. Казакова «Три Толстяка» по мотивам одноимённой повести Ю. Олеши. Не ходите. Даже если у вас есть лишнее время и деньги, всё равно не ходите. Лучше почитайте «Толстяков» своему ребёнку сами. Почему? Будем разбираться. Я прошу прощения у актёров, занятых в спектакле. Всё, что я буду писать ниже к ним не относится ни в коей мере. В ТЮЗе замечательная труппа, артисты знают своё дело и прекрасно умеют справляться с любыми задачами. Но даже НАШИ артисты не всесильны.

Хочу = могу?

Афиша спектакля взята с официального сайта театра

В основе любого спектакля лежит драматургический материал. В случае литературных произведений это сценическая переработка авторского текста. Я уже писала ранее, что сейчас на театре режиссёры любят перекладывать литературный жанр в драматургический самостоятельно. Постановщик Казаков, к сожалению, не стал редким исключением. В этом смысле его режиссёрское самонадеянное ХОЧУ и профессиональное МОГУ драматично не совпали.

Покажи вместо расскажи

Драматургический жанр требует действия. То, что в литературном тексте занимает три страницы, на сцене должно быть показано и желательно коротко. Спектакль начинает доктор Гаспар Арнери. Сидя с гусиным пером в руках за большим барабаном вместо стола, он долго объясняет детям, что он учёный, а не волшебник. Хотя мог бы просто показать фокус с какой-нибудь цветной шипучкой в колбе. Гаспар собирается на прогулку, его экономка тетушка Ганимед помогает ему не оставить зонтик. В течение всего спектакля эта тётушка будет пробегать по сцене с криком: «Вы забыли зонтик». На этом её «драматургическая» функция заканчивается.

Звучит тяжёлое бум-бум. Гаспар возвращается. Опять же в разговорах нам поясняют, что на улицах стреляют, а оружейник Просперо арестован. Для наглядности из декораций высовываются разноцветная дымящая труба и персонаж Бонавентура с саблей наголо. Когда они всунулись обратно, появляется худенький парнишка Тибул в костюме матроса и пионерском галстуке. Бум-бум в дверь. Встревоженный Гаспар рекомендует Тибулу убегать огородами. Явление Канцлера с пером в лысой голове в сопровождении охраны. Пока ясно одно — по приказу трёх Толстяков ловят Тибула.

Зачем его ловят? С какой целью арестовали Просперо? Почему волнуется народ? Об этом мы возможно догадаемся только во второй половине спектакля в сцене с толстяками. Или не догадаемся, если мы дети 8-10 лет и не изучали историю классовой борьбы. Кто такие толстяки? Первый толстяк, в жёлто-полосатом мужском костюме, явный трансгендер. Господин режиссёр решил, что слово мужского рода «толстяк» можно безболезненно прилепить к безошибочно узнаваемому женскому телу, говорящему женским голосом. Второй толстяк выглядит приятным во всех отношениях мужчиной средней упитанности, а третьего так и вовсе можно назвать скорее «тощаком» чем толстяком. Ах да, театр же искусство условности… режиссёр так увидел…

Толстяки сообщают, что им принадлежат весь хлеб, уголь, и железо. Ну и что? У нас тоже хлеб, уголь и железо принадлежат «толстякам». Кто-то возмущается? Наоборот, детям с детского сада внушают мысль, что богатство это прекрасно. Но вот приводят Просперо в цепях, и он произносит пламенную речь о скором восстании рабочих и даже чиновников (я вас умоляю…))) против власти Трёх Толстяков. Диагноз: дядю заковали в цепи потому, что он псих буйный и правильно сделали.

Увы, из вышеприведённых примеров видно, что внешний конфликт, задающий рамку сюжетного действия с самого начала не задан. В беготне и суете не определяется ни один персонаж, кроме Гаспара, да и тот просто рассказчик без зонта. Завязка спектакля не выполнила свою драматургическую функцию.

Канатоходец без каната

Продолжим тему театральной условности. В завязке нам сообщили, что некий Тибул сбежал. Через несколько сцен мы должны увидеть Тибула, идущего по канату над площадью. Толпа с деланым трепетом наблюдает что-то в верхнем углу зеркала сцены. Зритель глядит туда же и… никого. Опять условность, а попросту надули. И этим методом режиссёр пользуется без конца. У него летающий Продавец шаров не летает, торт выглядит как куча разнокалиберных цветных барабанов, кастрюли те же барабаны, огород — опять они.

Тибул сбоку на авансцене сам вытаскивает три барабана, взбирается на них и, показав рукой на зрителя, произносит: «А вот и огород». Юмор, однако. После этого у него между ног вырастает голова Продавца шаров, которая излагает всю историю своего появления на этом месте. Затем, ничтоже сумняшеся, Тибул уносит свой «огород» за кулисы. Нет, я конечно понимаю, что предметы декорации должны работать. Ну тогда сделайте их нейтральными, чтобы зритель сам, своим воображением дорисовывал их назначение, исходя из применения предметов на сцене.

Но вы же конкретно разрисовали цилиндры под барабаны! А те, что поуже, похожи на отстрелянные хлопушки или подарочные упаковки.  Поэтому, чтобы объяснить зрителю что есть что, персонажи специально подчёркивают: это торт, дети, а это кастрюли. Усмешку так же вызывает и персонаж Туб, который корчится в клетке под фразу «Я потерял человеческий облик». Он и правда выглядит буквально как рыжая горилла с характерным горбом на загривке. Куда здесь пришить условность?

Сюжет

Читателю уже ясно, что главный жанр спектакля А. Казакова «Три Толстяка» — разговорный. Поэтому сюжет на сцене двигается слабо. Прибежали, убежали, посидели, помаршировали, продефилировали под речи о ком-то, о чём-то, где-то, там-то. Сюжет чуть оживляется в личных сценах, но и тут непонятки.

Наследник Тутти и кукла

Наследник Тутти играет со своей куклой. Вдруг вбегает маленький гвардеец с солидной женской грудью и протыкает куклу насквозь. До этого этот гвардеец в паре с другим в массовой сцене переметнулся на сторону народа, просто крикнув что-то типа: «Мы не будем стрелять в народ!» Значит они хорошие, они ведь за народ? Зачем же тогда один из них калечит единственную радость Наследника Тутти? Что этот мальчик-тихоня кому сделал плохого, за что его так обидели?

Бедняжка. А ещё нам сказали, что у него железное сердце и ему преподают уроки жестокости. И мы опять должны этому просто поверить, потому что никаких событийных доказательств нам не предъявлено. Стоп, а может быть это и был урок жестокости? Убить самое дорогое, это ли не жестокость… Ну-ка, ну-ка… эх, опять облом. Если история с протыканием куклы про воспитание жестокости, тогда зачем Толстяки приказывают Доктору Гаспару починить куклу? Умерла так умерла… Нюанс: убивая куклу, женский гвардеец работает на стороне Толстяков. Он опять предал, но уже народ?

Итак, Гаспар разбирается с куклой. Ему сказано: не починишь к утру, посадят в клетку. Доктор убеждается, что на ремонт игрушки ему надо минимум два дня. Чтобы сообщить об этом, он зачем-то тащит куклу с собой ночью во дворец. При этом блуждает по улицам города, в котором прожил всю жизнь. По дороге он засыпает от усталости, считая слонов. Странно, обычно слонов считать надо когда не можешь уснуть…  Ну да ладно, условность же.

Куклу у нарочито беспробудно спящего Гаспара крадёт учитель танцев шотландец Раздватрис. Но он ведь был на сцене, когда стало известно о передаче куклы в ремонт? Вроде был. Даже если не был — он работает во дворце и должен знать все сплетни. Куклу никто не терял, за неё не обещана награда. Зачем ему возвращать её во дворец да ещё и ночью?

Тутти и Суок

Гаспар подменяет пропавшую куклу танцовщицей Суок, и она проникает во дворец. «Кукла» теперь кроме танцев умеет говорить и даже попросила кушать. Ранее мы узнали с чужих слов, что у Тутти железное сердце. Это же какая трагедия! Здесь же можно выжать конфликт, вывести «куклу» на чистую воду! Зал наконец-то затихает: вот сейчас ключевая сцена, что-то будет? Она: Тук-тук, что это за стук? Он: Это стучит моё железное сердце. Режиссёр мальчику даже покапризничать не дал, не то что ножкой топнуть, чашку кинуть, крикнуть, взвизгнуть, хоть как-то показать, что он «железный».

По версии Казакова Суок спасает Гаспара от расправы за неисполнение приказа. Но она случайно узнаёт, что у Тутти есть ключ от клетки, где сидят преступники. До этого момента нам ничего неизвестно о связи Суок и Просперо. Но девочка нахально забирает ключ и идёт спасать… кого? В тюрьме она говорит с умирающей гориллой Тубом и таки освобождает Просперо. Вместе они бегут на эстакаду партера и залегают за бортиком. Через несколько минут им нужно выскочить уже в другое пространство обратно на сцену. Вот его уже вывозят на кольце и все, кто в нём находится, делают вид, что не видят выскочивших Просперо и Суок. Те обегают декорации кругом и выскакивают с другой стороны. Оп-ля! А мы уже здесь!

Попугай

На чистую воду Суок и Гаспара выводит Попугай. Его «выносят» в клетке с белыми ногами гвардейцы и он воспроизводит разговор Суок с обитателями тюрьмы. Вот откуда попугай узнал такие подробности? Его же не было в темнице? Как это не было? Вы ведь слышали невнятное квохтанье и чавканье в одной из тюремных сцен? Что же вам ещё надо?

Можно и дальше приводить несуразности, несоответствия, нарушения логики и смыла этой постановки. Но уже незачем, потому что и так ясно, что никакой внятной детской истории у А. Казакова не получилось. Почему я особенно подчёркиваю этот момент? Потому что одно из важнейших умений человека, это умение рассказывать так, чтобы тебя поняли. Детей учат грамотно выражать свои мысли в школе, родители их часто поправляют: не спеши, рассказывай по порядку… Что же мы видим в нашем ТЮЗе? Вот то-то и оно. Выводы делайте сами.

Финал

Моя догадка, что «мебель Гаспара», «торт», «кастрюли» и «грядки» это барабаны, а не подарочные упаковки и хлопушки оказалась верна. Намёк на это уже был в цирковых сценах. А в финале они не только послужили декорациями, но ещё и прозвучали. Все участники нашего театрального представления вдруг вытащили колотушки и дружно, не меньше минуты барабанили жирную точку. Что эта точка завершала, осталось загадкой, но гремело мощно. Дети, видимо, в этом месте должны понять, что уже пора выплёскивать энергию и искрить радостью.

После просмотра у меня осталось стойкое ощущение, что спектакль сделан небрежно, драматургия писалась на коленке впопыхах, а вся режиссёрская работа свелась к тому, чтобы хоть как-то собрать в одну кучу разрозненные картинки сцен из головы. Из этого вытекает и впечатление от работы актёров, воспроизводящих заданные штампованные образы без развития. Единственная «перемена» произошла с «железным» мальчиком, признаков повышенного содержания железа в котором мы так и не обнаружили. Он вдруг к финалу переоделся в красный костюмчик. Что с ним произошло, когда он успел так преобразиться внутренне, что ощутил потребность в красных штанишках и маечке? Ответ простой: по законам драмы главные герои должны меняться к финалу. Не делом, так сменой костюма герой показывает нам свою геройскую сущность.

Кажется, знаменитые слова К. Чуковского «Для детей надо писать как для взрослых, только лучше» режиссёру А.Казакову неизвестны. Или забыл. Ведь главное, это успех, а успех нынче меряется количеством в том числе и поставленных спектаклей со всеми вытекающими приятными бонусами…

В прошлые сезоны в ТЮЗе были сняты с показа прекрасные крепкие детские спектакли «Стойкий оловянный солдатик», «Матрос Чижик», «Принц из замка Депо». Они и залы собирали полные, и дети на них плакали и смеялись. Теперь под предлогом обновления репертуара мы имеем очень средненькие постановки, а в случае «Толстяков» откровенно плохую, наспех сделанную, поделку.

Ещё раз прошу прощения у коллег за резкость. Накипело.

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.