ТЮЗ: «Ожидание» и Бродский

ТЮЗ: «Ожидание» и Бродский

В конце мая — начале июня Екатеринбургский ТЮЗ представил интернет-зрителю новый формат работы. Под началом режиссёра П. Пронина вышло две видеопоэтических композиции: поэмы Р. Рождественского «Ожидание» и «Горбунов и Горчаков» И. Бродского. Замечательно, что театр продолжает жить, открывая новые возможности. Странно при этом, что, входя в малознакомое пространство, изготовители видеоконтента не заботятся о «технической» стороне дела. В чём тонкость вопроса? Будем разбираться.

Маркетинг

Потенциальная интернет-аудитория очень велика, и с ней надо уметь работать. Жанр литературного видеотеатра предполагает подготовленного зрителя.  Но где его взять, если количество восприимчивых к большой поэзии индивидуумов стремительно приближается к нулю? Это подтвержают и цифры просмотров под роликами ТЮЗа. Что же делать?

У ТЮЗа есть свой сайт, у которого около 500 подписчиков. Это уже больше, чем суммарное количество кликов под видеопоэмами. Кто с ними работает? На Сайте нет ни одного объявления о видеопремьерах в интернете. Сайт театра практически мёртв, а ведь можно было бы использовать его хоть и небольшой, но потенциал.

В Екатеринбурге есть пример, как надо работать со зрителем через социальные сети. PR-служба Филармонии очень грамотно выстраивает свои рекламные кампании. Их сайт живой, там среди подписчиков проводятся конкурсы, розыгрыши призов и т.п. Филармония проводит виртуальныне концерты, лекции, беседы. Любое объявление о культурной филармонической активности отображается у ТЫСЯЧ подписчиков.

В «мирное» время у них работал свой ФЭН-клуб со снижением цен на билеты и живыми встречами носителей и почитателей талантов. Эта устойчивая коммуникационная площадка помогает сохранить слушателя/зрителя и в период коронавирусной самоизоляции. На поиск своих зрительских жемчужин в сточных водах интернета можно потратить уйму времени и сил. А можно, как это делает Филармония, воспитывать молодых и подогревать интерес «стареньких». Иногда у соседей можно и поучиться.

Видеокомпозиция

Если обсуждать визуальную часть проекта видеопоэм, то в глаза бросается следующее. Почти все кадры решены одинаково плоско. Исключение составляют лишь пара «домашних» актёрских находок. Первая это отрывок В. Борок из «Ожидания», где она попыталась разнообразить фон рамками с газетными вырезками, что было созвучно тексту. Вторая, это кадр с решёткой в виде железного солнца, на фоне которого актёр С. Тиморин читал свой кусок из «Г. и Г.» Бродского.

В остальном кадры видеоряда представляют из себя по сути портреты поставленных к стенке исполнителей. Однообразные крупно-средние и редко средние планы лишают актёров возможности выразить в динамике эмоции своих героев. Особенно это заметно в поэме «ГГ». Каждый раз, когда актёры (надо сказать отличные) делают попытку динамического действия, они «вылезают» из кадра. Кроме этого, давать крупные планы при плохом освещении также чревато.

Я понимаю, что ребята снимали сами себя на коленке и не обязаны знать тонкости видео- и кинопроцесса. Это задача режиссёра — изучить ресурсы и разметить мизанкадр. Как в театре есть мизансцена, так в кино-, теле- и видеопроцессе есть МИЗАНКАДР. И он должен быть выстроен. Если нет условий, их можно создать, применив немного фантазии.

Свет

В домашних условиях нет достаточно места для создания кадров с «перспективой». Эта проблема решается работой со светом. Плоскую стену за фигурой актёра можно сделать объёмной, если осветительный прибор на полу направить на стену и закрепить на лампе фильтр. Это может быть разрезанная гофрированная бумага, пуховое пёрышко, шёлковые ленточки, на которые кто-нибудь дует и т.п. Тогда фон оживёт и актёр от него отлепится, кадр станет более динамичным. Вместо скучной чёрной тени от головы появятся другие варианты и если озадачиться, то можно придумать что-то ассоциативно играющее на актёра и его роль.

План

Даже в жанре «хоумвидео» не обязательно вставать в центр кадра и снимать себя анфас. Мы же не паспортную фотографию делаем. Есть простые правила композиции, которые выполнить очень легко. Например, разбить будущий кадр на три равных вертикальных части и поместить актёра на одну из линий. Тогда в кадре между взглядом актёра и дальней вертикальной границей кадра появится перспектива.

В отрывке О. Медведевой из «Ожидания» так и сделано. Когда она читает «безысходность», она смотрит в сторону ближайшей границы кадра, и это сообщает зрителю дополнительную краску — героиня в тупике. Когда в её словах звучит надежда, Ольга смотрит в сторону дальней границы, где есть пространственная перспектива. В финале отрывка она меняет план со среднего на крупно-средний и выходит в середину кадра, гладя прямо в глаза зрителю. Это визуальная кульминация. Вся сцена решена очень грамотно драматургически и композиционно. Здесь даже имеет место маленький внутрикадровый монтаж.

Отдельно отмечу ещё и момент условной декорации. Фоном съёмки О. Медведева выбрала не просто стену, но угол, который не только добавляет в кадр воздуха, а ещё и читается как режиссёрская визуальная метафора «загнанности» и поиска выхода. Мои бурные аплодисменты!

Монтаж

Как ни странно, режиссура видео- и киномонтажа это отдельная дисциплина, которой тоже надо учиться. Просто соединить кадры в логический ряд для создания единого художественного полотна мало. Надо как минимум продумать заранее и, возможно, снять отдельно, межкадровые переходы.

В видеоролике «Горбунов и Горчаков» по Бродскому такая попытка сделана. Фрагмент кадра, в котором актёр В. Иванский в домашнем халате со свечой в руках читает свой фрагмент, появляется в качестве межкадровой перебивки несколько раз. Решает ли это проблему визуальных «рывков» в зрительском восприятии? По-моему, не очень. Потому что между световым наполнением тёмного кадра Иванского и относительно светлыми кадрами других актёров существует большая дистанция. Световые рывки, к сожалению, с треском рвут ткань всей драматургической композиции.

В ролике «Ожидание» также остро ощущается дефицит монтажных межкадровых переходов. Кадры отрывков наскакивают друг на друга, им не хватает стыковочных пауз. У зрителя нет времени на усвоение пройденного. Переходы нужны не только для отделения соседних кадров, но и для связывания их в единую концепцию. Для решения этой задачи в монтажных программах есть функции «межкадровые переходы» и «эффекты». Если их творчески применить, то огрехи съёмки можно существенно нивелировать.

Также на этапе монтажа решается задача свето- и цветокоррекции. Если съёмка велась разными людьми на разные камеры, то было бы хорошо откорректировать смонтированный черновой вариант в общей тональности.

Хронометраж

Поэмы замечательных русских поэтов явление самодостаточное. Их можно читать самому, лежа на диване, сколь угодно долго. Театральными средствами можно существенно ускорить процесс, добавить красок и смыслов. Но насколько привлекателен, и значит оправдан, вариант видеопрезентации текста в интернете? Для меня это большой вопрос.

Видеопоэма Бродского длится на экране 44 минуты. Можно ли это вынести без потерь для здравого смысла? Да, но только в том случае, если визуальная часть предлагает разнообразие и динамику. Одними говорящими головами, пусть даже красивыми и талантливыми, зрителя не заманишь.

Помимо этого, вступительный текст, состоящий из одного предложения, длится целую минуту. Минуту, Карл! Вы когда-нибудь видели, чтобы вступительные титры к фильму тянулись как караван верблюдов в пустыне? Пять-шесть секунд на слово! Честно говоря, я хотела закрыть ролик уже на третьей секунде, но воздержалась из уважения к труду коллег. В этом контексте хронометраж «Ожидания» в 27 минут намного выигрышней, что, несомненно, идёт в плюс всей видеопоэме.

Актёрские работы

Я много раз говорила и повторю снова — в нашем ТЮЗе прекрасные актёры. В вышеназванных видеопоэмах они в очередной раз это доказали. В женском «Ожидании» по Р. Рождественскому актрисам было немножко проще, ведь текстовый материал трогает душу каждой женщины. Они знали что нужно, как нужно и зачем играть. Все были хороши, на отдельных отрывках я даже поплакала. Спасибо, дорогие, это было великолепно!

У мужской части актёрской труппы задача была сложнее — им пришлось играть раздвоение личности. Каждый читал два варианта текста, (или съёмка могла быть проведена двумя камерами с разных ракурсов) которые потом были перемонтированы в один кадр. Разница в настроении, норма и патология, усталость и возбуждение — всё это было передано. Вопрос, действительно ли это нужно именно Театру Юного Зрителя, оставлю открытым.

Перспективы

Итак, начало положено. ТЮЗ города Екатеринбурга вышел в открытое море интернета. На Ютуб-канале театра выложено много роликов разного уровня и содержания. Что-то сделано наскоро, над чем-то работали и продумывали мелочи. Насколько перспективными окажутся предложенные форматы взаимодействия со зрителем, покажет время.

Пока можно подвести только промежуточные итоги, и они неутешительны. От десятка до, в лучшем случае, трёхсотпятидесяти кликов. На мой взгляд, это неудовлетворительные показатели. Что делать?

В первую очередь, стоило бы созвать ВСЕ заинтересованные силы театра и провести мозговой штурм: определить ресурсы, очертить границы и практически достижимые горизонты.

Во вторую очередь, наладить службу онлайн-маркетинга, которая не боится учиться работать с соцсетями, умеет оптимизировать контент для поисковых машин и открыта к любому сотрудничеству.

В третьих, продумать возможности существующего репертуара для грамотной видеозаписи и возможных трансляций спектаклей в прямом эфире. Театру, слава богу, есть ещё что показать.

В четвёртых, подумать о варианте работы в аудиоформате. В наше быстрое время аудиокниги и спектакли набирают всё большую популярность. Почему бы не попробовать и этот ресурс?

В любом случае, наступившее время перемен требует от нас новых идей и новых форм организации работы всего театра. Плыть по накатанной уже не получится. Кто не оседлает волну, тот утонет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.