Питер Пэн Р. Феодори. Пышные похороны

Питер Пэн Р. Феодори. Пышные похороны

В последних числах октября в Екатеринбургском ТЮЗе состоялась премьера постановки Р. Феодори «Питер Пэн в Кенсингтонском саду». Если в двух словах: ярко, зрелищно, дорого-богато, супермузыкально. Команда режиссёра, как всегда, поработала замечательно. Д. Ахмедов (сценография и костюмы), Е. Терёхина (композитор), Т. Баганова (хореограф), ещё раз доказали, что не зря получали свои престижные театральные премии. Вышесказанное относится к вопросу КАК они сделали своё дело. Второй вопрос О ЧЁМ пока остаётся без ответа. Почему? Будем разбираться.

Жанр

Афиша ТЮЗа г. Екатеринбург 2021

Я часто пишу о своей «неоднозначной» оценке спектаклей, стараясь подходить к разбору увиденного объективно. На этот раз о неоднозначности моего личного впечатления речи нет. То, что было представлено зрителю на сцене драматического театра для детей, спектаклем назвать нельзя. Это музыкально-хореографическая композиция, зрелищное мероприятие, театрализованное шоу — всё что угодно, но не спектакль. Почему? Потому что в этой постановке нет драматургического конфликта, а актёры «использованы» исключительно как фигуры визуального ряда.

Даже главный герой Питер Пэн (С. Молочков), не имеет возможности выразить хоть какие-то чувства драматическим способом. Он работает почти исключительно средствами хореографии. Один единственный раз, правда, он шепчет «мама, забери меня отсюда». На этой фразе весь драматизм героя, не успев начаться, заканчивается.

В афише ТЮЗа жанр «Питера» определён как «мистерия». В человеческом понимании понятие мистерии предполагает особую глубину смыслов, которые непросто выразить словами. Отсюда возникает естественная необходимость сократить текстовую часть будущего сценического произведения и оставить одну лишь фабулу. Остальное доскажут визуальное действие и музыка. Эту логичную схему Р. Феодори применяет часто и иногда очень удачно . За это и золотые маски получал. Что же, расчёт верный, ничто так не действует на психику, особенно детскую, как голая, хорошо визуализированная фабула в сопровождении прекрасной музыки.

Однако, не постесняюсь спросить: так ли глубоки смыслы, оправдывающие «мистерийность» сего сценического опуса?

Что мы видим

Для ясности перескажем сюжет.

Завязка

В славном городе Лондоне прекрасные молодые леди мечтают родить себе прекрасных малышей. Они просят старого мудрого ворона Соломона прислать им детишек получше и покрасивей. Соломон живёт в Кенсингтонском саду на острове птиц, которые и есть души их будущих детей. Дети спускаются к матерям в виде журавликов и все счастливы. На заднем плане медленно и величаво проплывает над сценой на воздушных шарах девушка в белом платье. В следующей сценке парни гоняют воздушных змеев. К ним выбегает девочка с косами. Парни запихивают ей её косы в рот, вертят бедную из стороны в сторону и сверху вниз так, что у бедной девчушки подол платья задран на голову.

Средняя часть

Одна из матерей получает своего мальчика (ростовая кукла, управляемая танцовщиками балета) позже других. Она укладывает его спать, но сынок не слушается. Мамаша кладёт его в кровать и выходит за книжкой, пообещав почитать сынишке на сон грядущий. В это время ангелочек Питер в белой пижамке (это важно) шалит: он подходит к раскрытому окну и не без старания выпадает из него. Он на пару секунд повисает за окном и улетает за кулисы. Хор поёт о Питере Пэне, который «в возрасте 7 дней покинул мир людей». Мать возвращается с книжкой, ищет сына, выглядывает в окно… без особой реакции на событие затворяет его и уходит.

В следующей сцене Питер появляется на острове птиц с помощью тех же танцовщиков балета, которые водили его кукольный семидневный прототип. Устав сопротивляться им, он засыпает. Три чёрных птицы семейства врановых будят его. Опускается ветка с вороном Соломоном. Питер разговаривает с ним и узнаёт, что теперь он стал «серединкой на половинку» — уже не человек, но ещё не птица. Такой расклад не устраивает бывшего ангелочка, у которого на обратном пути в Кенсингтонский сад отпали крылья.

Видимо он попал в петлю времени, превращающую семидневных младенцев в красивых половозрелых мужчин. Или танцовщики из зависти отняли у него летательную способность. Впридачу сняли и белую шёлковую пижамку, заменив невзрачными серыми штанами. Как бы там ни было, но скоропостижно возмужавший Питер Пэн хочет вернуться домой к маме. Под чудесную песню (великолепное соло Д. Большаковой) по первому плану перед взором сына проплывает мать. Она деловито снимает бельё с одеяла и подушки в ещё не остывшей кроватке безвременно ушедшего чада.

Питер хочет приобщиться сначала к стае уток, потом дроздов. Но птицы его хореографически не приемлют. Тогда Питер достаёт дудочку, играет на ней и птицы мягчеют. Дрозды отдают ему своё гнездо и провожают в плавание. А утки дарят воздушного змея, чтобы ему легче было плыть через канаву на большую землю сада. В пути его застигает буря. Питер борется то ли с ветром, то ли со змеем и, поняв наконец, что законам физики сопротивляться бесполезно, дошлёпывает до берега своими ногами.

Там его встречают цветочные феи. Они изнемогают от отсутствия музыки, хотя музыка звучит. Их королева от горя так сильно заболела подагрой, что даже не может стоять на ногах. Питер играет им свою волшебную музыку, отнюдь не такую красивую как только что звучавшая мелодия, и феи в благодарность осыпают его золотой летательной пыльцой. Теперь он может лететь домой и без крыльев. Почему взрослый дядя не мог перейти вброд канаву в парке, неясно, тем более что он только что пришлёпал по этой самой канаве к феям. Ах, неважно, театр же условное искусство!.. Но в кульминационной сцене радостный Питер Пэн, весь в волшебной пыльце, почему-то не летит, а упс… вместо этого опускается чёрный супер.

Финал

Та же комната, из которой он выпал, только теперь на окне решётка. Питер впрыгивает из кулисы, изображая приземление с высоты. Он предвкушает восторг матери и стучит в окно… Но мать не слышит, она любовно качает на руках другого мальчика. Питер особо не переживает, он сообщает зрителю, что потерял не мать, а свою тень. В развязке рядом с материнским окном опускается другое, за которым он видит симпатичную девочку Венди с длинными косами. Питер залезает к ней в комнату. Из-за кулис появляется чёрная тень, она садится под окно и наблюдает как новые друзья весело болтают. Занавес.

Стрельба из пушек по воробъям

Оговорюсь сразу, что я ни в коем случае не критикую ни актёров ТЮЗа, ни танцовщиков и танцовщиц «Провинциальных танцев», задействованных в очередном творении заезжей знаменитости. Они прекрасно выполнили поставленные перед ними задачи. Я говорю исключительно о золотомасочной режиссуре Р. Феодори, которая на этот раз дала маху в своем очередном повторе.

Воробей номер один

Когда я прочитала инсценировку Я. Пулинович «Питер Пэн. Мальчик-птица» по сказке Дж. М. Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду», то пришла в ужас. Впрочем, драматург тут ни при чём, она следовала духу и букве автора.

Фабула коротенько: Мальчик родился у мамы, которая ему говорит: «Я готова тебя похоронить, если ты станешь знаменитым полководцем…» Малыш не собирается служить в армии и выбрасывается из окна. Он хочет как раньше стать птицей, поэтому перемещается на птичий остров. Но ворон Соломон говорит неразумному, что птицей быть ему больше не суждено и придётся вернуться домой. Обитатели острова сначала третируют малыша. Но когда он находит дудочку и начинает играть, они всё же кормят его крошками от уворованных в соседней пекарне булочек.

Питер просит птиц помочь ему вернуться к маме, но те отказываются. Питер находит пятифунтовую купюру, отрезает кусок и отдаёт Соломону, чтобы тот уговорил птиц помочь ему. Ворон деньги взял, сманипулировал общественное мнение дроздов и те согласились построить для Питера судно для плавания через канаву — гнездо с глиняным дном. Конечно же, птички работали не бесплатно, а получали шесть пенсов за рабочую смену. (Зачем пернатым деньги, если они прекрасно умеют воровать булочки?) Питер садится в гнездо и отчаливает в направлении берега, на котором живут феи. Он играет им на дудочке, они в благодарность осыпают его волшебной пыльцой. Питер становится летающим мальчиком и летит, наконец, к окну, из которого выпал. А там решётка и мама с другим малышом на руках. Тогда Питер влетает в ближайшее открытое окно. Там он встречает свою Венди.

А если серьёзно

Тема детских самоубийств как выход из нерешаемой ситуации стоит сегодня остро как никогда.  Тема родительских ожиданий и завышенных требований не менее актуальна. Но назвать тему мало, надо её ещё адекватно выразить, и, если это детский театр, показать выход, альтернативу самоубийству как способу избавления от проблемы. Есть ли выход у атора сказки Дж. М. Барри? Нет. У его сказочной матери нет безусловного принятия сына и тот погибает. На «том свете» тоже полно проблем, он бежит и оттуда. Что он находит когда возвращается? Его уже заменили на другого малыша. Хороша мораль детского спектакля! Зачем это в ТЮЗе, думала я.

Но мои опасения были напрасны. В постановке Феодори не осталось ничего ни от Барри, ни от Пулинович. Там вообще смысловая пустота, потому что напрочь отсутствует драматургический конфликт. Нам представлен по сути концерт из красивых картинок и хореографических кусков, склеенных сквозным героем Питером Пэном.

Воробей номер два

Замечательным драматическим актёрам ТЮЗа нашлось применение, увы, только в качестве статистов (кроме главного героя С. Молочкова, который едва успевает вытереть пот за кулисами) и певцов квартета, прекрасно исполняющих музыку Е. Терёхиной. И слава богу. Песни хорошие, картинки красивые, танцы хоть и не по возрасту, но тоже на уровне. Зритель хлопает, денежки в кассу текут. Что ещё нужно нынешнему театру? О звёздах с неба уже не мечтаем. Какие такие высокие задачи театра, какая педагогика? Нет-нет, это не к нам.

Воробей номер три

Невооружённым глазом видно, что постановка «Питера Пэна» довольно дорогая, а для провинциального театра в ковидных условиях так даже слишком. Но иначе и быть не может, ведь это же долгожданный ФЕОДОРИ! Как Вы не понимаете! Этот псевдоним на театральном рынке сегодня обладает высокой ликвидностью.

К сожалению, рынки растут и рушатся, а живые люди в театре остаются. Когда одна постановка цветёт и пахнет — другие подтягивают ремешки. Насколько это оправдано? Например, трюк с летающей леди. Она парит над сценой минуты две, при этом не несёт никакой сюжетной нагрузки. Прекрасная леди служит просто перебивкой между большими сценами. Я бы поняла необходимость приобретения цирковых приспособлений если бы на них летал главный герой. Но фишка в том, что он передвигается исключительно пешим ходом. К тому же шары у леди надуты гелием, который тоже нужно покупать. Бывший экономист во мне кричит о неэффективном расходовании бюджета. Мне скажут — не лезь не в своё дело, тебя это не касается. Не согласна. В конечном счёте это касается всех работников театра.

Пышные похороны

Более ранний спектакль Феодори на сцене одного из некогда лучших ТЮЗов страны — «Русалочка» — пользуется заслуженным успехом у зрителя с 2015 года. По всей вероятности, Г. Х. Андерсен не позволил Р. Н. Феодори испортить свою сказку. Фабула у него оказалась железная, его драматургия выжила. Чего не скажешь о Барри. Изначально слабый материал не давал возможности сотворить из себя что-нибудь вразумительное. Ну Феодори и… не сотворил.

Смысловой вакуум при красивой картинке — таков теперь устоявшийся тренд Екатеринбургского ТЮЗа. Его яркие в цветовом отношении премьеры трёх последних лет: «Щелкунчик», «Золотой ключик», «Волшебник изумрудного города», «Собачье сердце», замечательно бедны ресурсом душевного отклика зрительского сердца. Театр для глаз и ушей, что может быть лучше для обычного потребителя досуговых услуг.

Для меня вся эта ситуация — личное горе, мне стало неинтересно. Я понесла тяжёлую утрату, потеряла свой ТЮЗ, на спектаклях которого трепетало моё детское сердце. Феодори, мастер масштабных театральных шоу-проектов, устроил моей надежде на возрождение пышные похороны. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.